Главная   Новости   Отчеты   Фотографии   Видео   Творчество   Архив   Ссылки

 

Северо-западный исследовательский клуб «HiddenSide»

 

Педиатрическая академия

 

 

 

Прошли всего сутки после окончания достославного Дня бомжа, и мы опять вышли на разведку новых объектов (так как Координатор приперся ко мне домой, вытащил меня из постели, влез на постамент и произнес пламенную речь о том, что прошло уже более двадцати четырех часов, а у нас в базе не появилось ни одной новой дыры). Жизнь проходит и так жить нельзя. Что же будешь рассказывать внукам вместо сказок, и т.д. и т.п.? В общем, секунд через 40 я сдался и, скрипя несмазанными суставами, поминая тот техпроцесс, при котором Координатор появился на свет (это я не к добру, ибо ругаться все-таки грешно) – начал собирать снаряжение. Со снарягой, точнее, со светом мы в тот рейс несколько влипли, так как по окончании прошлой экспедиции я несколько протупил и не зарядил предыдущей ночью фонари, но о грустном я поведаю чуть ниже.

Собрались, напялили прикиды, вышли продолжать исследование в радиусе станции метро Лесная. Идем дворами, пытаемся хоть куда-нибудь залезть (ТЦ-ВШ-ГРП – на худой конец, в какую-нибудь будку ПВО) – все глухо, как в лесу, идем уже минут сорок, а ни одного пристойного и одновременно безпалевного объекта, куда стоило бы загрузиться – все забутовано, застроено и закрыто на огромные замки, хорошо освещено или на худой конец засижено детьми с присутствием родителей (нам становится несколько грустно).

Наконец, узреваем хоть одну приличную картину – полутемный двор, в котором почти никого нет. На газоне чернеет стандартная проходная ВШ – устремляемся к ней, обнимаем за решетки, пытаясь добиться от нее любви и взаимности – безрезультатно, она заварена на все четыре точки.

Решаем разбить лагерь – ставим бутылку с портвейном на крышу ВШ, переводим фонарики из походного в боевое положение, достаем большую отвертку, и Координатор опять пытается получить недоступное.

В этот глубоко личный и интимный момент к нам подходит маленький мальчик, за которым на веревке волочится собака размером с трехлитровый термос, и задает нам очень странный вопрос: «Извините, а что вы это тут делаете?». У Координатора не выдерживают нервы, и он орет на бедного маленького мальчика – «Пшел нах!» – ну понятно, потревожить в такой ответственный момент. Мальчик смущается, краснеет и удаляется от нас. Ползя по дороге, он подходит к какой то старушенции весьма зловещего вида, и, размахивая руками, начинает ей что-то вещать. В то время как бабушка объясняла мальчику анатомо-физиологические подробности того, что хотели совершить с ним злые монтеры, мы сваливаем от греха подальше, покуда бабка не возжелала совершить с нами самими какое-нибудь непотребство.

Пока мы бодро уползаем по улице куда подальше, я шиплю на Координатора за его несдержанность и нанесение психической травмы очень маленькому мальчику (ведь он теперь будет бояться злых и непонятных монтероподобных фигур, мечущихся по их темному двору).

Внезапно Координатор останавливается и спрашивает: «Кис, ты видишь то же, что вижу я?» Я поднимаю глаза от асфальта и вижу на противоположной от на стороне дороги на газоне небольшую ВШ, за ней забор, а далее возвышается здание, находящееся на капитальном ремонте (выглядит довольно многообещающе).

Переходим через дорогу, находим ближайшую дыру в заборе, заходим на территорию. Видно, что строительные работы здесь не идут уже пару лет с гаком, все заброшенно и пустынно. Обходим здание в поисках подходящей дыры внутрь. В одном месте узреваем искомое – немного заглубленный вход под козырьком. Дверь там отсутствует как понятие – загружаемся в небольшое помещение 6х3 метра. В углу бетонный короб, уходящий вверх (что-то среднее между мусоропроводом и вентиляционным каналом – внутри наблюдаются даже останки зеленого кафеля, которым сей мусоропровод был выложен). На высоте 3 – 3.5 метра от пола загрузочное отверстие на этаж (сильно помогло то, что кто-то пришедший до нас оборудовал залаз – лоток, куча мусора внизу и пара палок, изображающих лестницу).

Загружаемся на первый этаж. Здесь картина, что называется, полного дестроя – инженерные коммуникации срезаны под ноль, полы сняты, уничтожена и часть перегородок между помещениями. В углу первого этажа остатки бывшей мужицкой (несколько менее разрушенные). На полу куча затертых ватников, рваных кирзовых сапог, обильно пересыпанных пустой стеклотарой.

Решаем сначала осмотреть здание, чтобы понять, что здесь к чему, и только потом пойти вниз (типа вкусное под конец). По всему корпусу картина похожая – все, что можно было вынести – вынесено и вывезено, плюс полная пустота – при осмотре отметили только ряд интересных моментов: на пятом этаже слева (если от главного входа) околочердачная кандейка, горит электрический свет и, судя по запаху (который чувствовался на добрых 5 метров от норы) кто-то проживает. Выяснять, какой именно вид живых существ там проживает, не стали. Также на пятом этаже, кроме частично обрушившихся чердачных перекрытий, образовавших очень живописные завалы, были осмотрены бренные останки трех лифтовых помещений, из коих уже было выдрано все, представлявшее хоть какую-либо ценность.

В правом крыле был обнаружен лаз наверх (ключи от которого находились у дежурной медсестры, о чем утверждала надпись на двери). Поднявшись выше, мы обнаружили тусовку советских наркоманов – различные ампулы/пузырьки/контроль, стравленный на стену и т. д. Все покрыто очень толстым слоем пыли и явно не использовалось по назначению уже лет десять. Поднявшись из сей тусовки еще выше (по второй пристенной лесенке), мы очутились в полуразобранной шестиугольной будке ПВО времен второй мировой войны, откуда долго фотали ночной город.

Далее мы снова спустились ниже этажом, где в бывшей операционной (о чем свидетельствовали могучие потолочные подвесы для бестеневых ламп) обнаружили относительно свежие (осень 2006) следы тусовки местных гопников – стационарный костер, места для сидения и полсотни стеклянных бутылок из-под пива, выложенных ровной дорожкой вдоль стены.

На четвертом этаже мы не нашли ничего интересного, кроме огромной двери, на которой было большими буквами начертано – «ЗАБИТО», но эта руна, к сожалению, не смогла остановить того, кто прошел там до нас, и пала под его могучими ударами (вот народ пошел – написано ведь, что забито, так надо обязательно выяснять насколько хорошо это забито!).

Еще немного побродив по зданию, мы наконец-то спустились в подвал/бомбарь. В этот интересный момент начинает садиться мой основной фонарь (координаторский-же сел в ноль еще на четвертом этаже). Наступает задница – идти в новое место, а тут один свет на двоих и тот паршивый. Но все-таки решаем лезть (в крайнем случае, будем выходить, светя сотовым телефоном Координатора, который по ряду характеристик не уступает дешевым китайским светодиодникам).

Первое место, которое мы видим внизу – это небольшой двухместный сортир, канализационные отводы от которого даже до сих пор кое-как действуют (пробитые в фановых трубах отверстия, в которые потихоньку уходит вода, скапливающаяся на полу). Далее первая (а также, вторая и третья) комнаты бывшего архива, на руинах которого растут подземные поганки…

Наконец-то доходим до шлюза бомбаря. Видим, что гермы срезаны с мясом, везде следы буйного дестроя, в помещениях вентиляционной снесены даже бетонные короба воздуховодов. Проходим. Глубже идут помещения, похожие на бывшие палаты (по легенде, объект функционировал и во время войны). По стенам и под потолком следы коммуникаций, на полу встречаются окаменевшие соски, бутылки для кормления, мелкие куски медаппаратуры, упаковки из-под медикаментов и т. д.

Где-то к середине здания дестроя становится меньше (гермодвери на месте). Стены и пол в кафеле – все выглядит очень мило. В одном месте даже встречаем задраенную герму, которая не открывается. Тратим минут десять на нахождение с ней общего языка (с первого раза удалось договориться только с верхним заваренным уголком; нижнюю приваренную к косяку ручку открутили только при последующей заброске, подойдя с другой стороны). Кстати кто-то бывший там до нас, забыл перед гермой ключ 22х27.

Идем, соответственно, в обход – под ногами начинает хлюпать, и чем дальше, тем веселей (а Координатор, как истинный диггер-раздолбай, поперся в тапочках и, естественно, начинает постоянно поминать каких-то женщин и временами тонуть). Кое-как добираемся до помещений бывшей насосной (естественно, все разукомплектовано), переводим дух и кое-как осматриваемся (если учесть, что у нас один свет на двоих, да и тот потихоньку вырубается).

В этот момент слышим какой-то странный шум, затем хлюп по воде, и тишина. Затем снова хлюп, хлюп, и тишина (Координатор в темноту – «Кого тут, блин, носит?» – в ответ тишина, затем хлюп, хлюп, хлюп, и такое ощущение, что ЭТО двигается в нашу сторону. Не видно при этом ни черта. Настроение, соответственно, становится несколько нервное – решаем, что с нас хватит, и потихоньку начинаем отступать к выходу на этаж, успешно достигаем мусоропровода, выбрасываемся на улицу и переводим дух.

Через некоторое время мы туда вернулись уже в несколько ином составе (с народом из команды «ДСК»), и продолжили осмотр местных достопримечательностей, что было весьма и весьма весело, но об этом…

 

Kisa, 2007

 

Все материалы, размещенные на данном сайте, принадлежат Северо-западному исследовательскому клубу «HiddenSide» и являются его собственностью. Полное или частичное копирование и распространение этих материалов без согласия автора запрещено.

При использовании любой информации активная ссылка на сайт обязательна.

© Div 2006-2017